Алиби для назначения виновным не помеха

В своих публикациях мы неоднократно рассказывали о фактах, имеющих достаточно явные признаки совершения тяжких преступлений группами лиц. Это, и незаконное завладение правом на государственную землю, и мошенничество в особо крупных размерах, и вынесение неправосудных судебных решений. Но никакой активности правоохранительной системы, по тем, можно сказать - общедоступным фактам, не наблюдалось. Такое бездействие правоохранительной системы Краснодарского края, за деятельностью которой надлежащим образом обязаны надзирать органы региональной прокуратуры, наносит вред охраняемым законом интересам общества и государства. Но ещё больший вред образуется в том случае, когда эта же правоохранительная система, да ещё и при поддержке прокуроров, привлекает к ответственности невиновных и непричастных к преступлениям. Причем, как в данном случае, о котором мы сейчас расскажем, даже обвиняемыми и осужденными становятся люди имеющие … алиби!

Ну, а то, что обвинение в совершении преступления, вопреки уголовному праву России, может быть построено на предположениях следствия, так это вообще, как оказалось, стало классикой! И такую работу следственных органов, в судах защищают и представляют гособвинители - прокуроры! Остаётся одна надежда - на правосудие. К сожалению, качество работы судов общей юрисдикции, рассматривающих уголовные дела, оставляет желать лучшего. Поэтому у попавшего в правовую мясорубку шансы выбраться из неё без обвинительного приговора, пусть даже и к условному наказанию, ничтожно малы.

Незаконное возмещение НДС – налога на добавленную стоимость, достаточно распространённый вид преступлений в России. С помощью этой лазейки в законодательстве из бюджета выкачиваются огромные средства – деньги налогоплательщиков. Судя по всему, этот «бизнес» хорошо отлажен, структурирован, и как минимум, имеет влиятельных покровителей во властных и правоохранительных структурах. Не имея надёжной «крыши», ни один бизнесмен, находящийся в здравом уме и рассудке не попытается обмануть государство, ибо выявить и задокументировать такое преступление не составляет большого труда.


Прокуратура Краснодарского края

В январе 2017 года, следователь следственной части главного следственного управления МВД по Краснодарскому краю, по материалам проверки о событиях 2013-2014 годов, поступившим из налоговой инспекции по Курганинскому району, возбуждает уголовное дело о попытке незаконного возмещения НДС ЗАО «Сахарный комбинат Курганинский». В настоящее время, к уголовной ответственности, по части 4 статьи  159 УК РФ, со ссылкой на часть 3 статьи 30 – покушение на совершение преступления, были привлечены: генеральный директор комбината Владислав Кочерыгин, его заместитель Василий Павлюк и поставщики корнеплодов на комбинат – генеральный директор ООО «Торговый дом «РСК» Леонид Каретников и директор частного предприятия ООО Деймос» Алексей Иванов. Интересно то, что кроме  ООО «Деймос», хозяйственные субъекты, руководители которых получили обвинение в попытке незаконно возместить НДС, были полностью подконтрольны крупнейшему агрохолдингу «Разгуляй». На момент «совершения преступления» финансовое управление хозяйствующими субъектами осуществлялось казначейством ВЭБ - Внешэкономбанка, так как холдинг «Разгуляй» с 2012 года находился в состоянии банкротства, своих денежных средств не имел, и финансировался для операционной деятельности, исключительно, кредитными денежными средствами Внешэкономбанка - как основного собственника контрольного пакета акций группы «Разгуляй».

Рассмотрим творчество следственного органа на примере собранной им доказательной базы в отношении основных обвиняемых - Леонида Каретникова и Владислава Кочерыгина, которые, по версии следствия, в результате совершения преступления, якобы имели возможность получить для себя финансовую выгоду в виде 2- миллионов рублей, на четверых. Статья, по которой их осудили -  «мошенничество», предполагает исключительно корыстные мотивы совершения преступления. Правда, каким образом это можно было бы осуществить, при вышеописанных обстоятельствах, следствие так и не смогло за несколько лет пояснить, ни судам, ни их адвокатам, ни самим обвиняемым. Однако, некоторым судьям, для вынесения обвинительного приговора, логические объяснения почему-то не потребовались.


сахарный комбинат «Курганинский»

В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 220 УПК РФ, в обвинительном заключении следователь обязан указать: «…существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела». Вместо этого в обвинительном заключении мы видим следующее:

«…Продолжая реализовывать преступный умысел, из корыстных побуждений, в неустановленное следствием время, но не позднее 12.08.2013, в неустановленном следствием месте, являясь генеральным директором ООО «Торговый Дом «РСК», применяющего общую систему налогообложения, в связи с чем, являющегося плательщиком НДС и, соответственно, имеющего право при осуществлении законной деятельности на возмещение сумм указанного налога из федерального бюджета Российской Федерации, осознавая необходимость в вовлечении в совершение данного преступления иных лиц, обратился к генеральному директору ЗАО «Сахарный комбинат «Курганинский» (ИНН 2339014560) Кочерыгину В.В. и заместителю генерального директора по закупкам свеклы ЗАО «Сахарный комбинат «Курганинский» (ИНН 2339014560) Павлюку В.В. с предложением о совместном совершении указанного преступления. При этом Каретников Л.М. ознакомил Кочерыгина В.В. и Павлюка В.В. с заранее разработанным преступным планом. В свою очередь, Кочерыгин В.В. и Павлюк В.В., действуя из корыстных побуждений, с целью личного обогащения, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий, сознательно допуская и желая их наступления, то есть, имея умысел на хищение путем обмана денежных средств из федерального бюджета Российской Федерации, приняли предложение Каретникова Л.М. и объединились с ним в преступную группу, где они распределили роли между собой…».

В обвинительном заключении следствием не указано, где именно, то есть, в каком месте, в какое конкретно время и при каких обстоятельствах Леонид Каретников разработал преступный план! Равно, как и отсутствует информация о том, где, когда и при каких обстоятельствах он ознакомил с заранее разработанным им преступным планом «подельников» - Кочерыгина и Павлюка, и что же представлял собой этот план, в частности, был ли он исполнен на бумажном носителе, либо в цифровом исполнении, или же доведен до сведения указанных лиц в устной форме.

Отсутствует также и информация относительно мотива, которым якобы руководствовались Кочерыгин и Павлюк, принимая, по версии следствия, предложение Каретникова об объединении в преступную группу. Нет информации об инициаторе, якобы, состоявшегося распределения ролей. И самое главное – в обвинительном заключении полностью отсутствует информация об источнике осведомлённости следствия об этих «фактах»! Может, следствию сие экстрасенсы,  гадалки или нумерологии поведали? При таких обстоятельствах, считать изложенное фактами, а не вымыслами оснований ни у кого не должно быть, тем более у суда. 

Ведь в силу закона, обвинительное заключение должно быть основано на документированных фактах, а не на предположениях. Это должна быть повесть, а не роман!

Тем не менее, версия следствия, вопреки нормам уголовного права, основана исключительно на предположениях. К примеру, эксперт-почерковед в заключении № 1589 от 08.11.2017 года, заявляет лишь о вероятности подписания обвиняемым договора поставки корнеплодов, прямо используя термин – «вероятно». То есть, человека, оказывается, можно обвинять в совершении преступления, на том основании, что преступление, вероятно, совершил он!

Такое обвинительное заключение, как акт вынесенный государством от имени общества, нарушает право обвиняемых граждан на защиту. Ведь при отсутствии точных данных – места, времени и подтверждений мотивов совершения преступления, человек не имеет возможности защититься от обвинения -  опровергнуть измышления следствия документами и фактами!

Леонид Каретников и Владислав Кочерыгин вину в предъявленном обвинении не признали и в процессе предварительного и судебного следствия давали последовательные, подробные и достаточно аргументированные показания, свидетельствующие об их непричастности к совершению инкриминированных им преступлении. Более того, у обоих оказалось алиби.

Согласно ст. 5 УПК РФ, алиби - нахождение подозреваемого или обвиняемого в момент совершения преступления в другом месте, исключает его причастность к совершению преступления. 


заключение эксперта

Рассмотрим поподробнее показания основного свидетеля обвинения, коим стала главный бухгалтер ЗАО «Сахарный комбинат Курганинский». Допрошенная 15 июля 2020 года в качестве свидетеля обвинения, путем использования систем видеоконференц-связи, она пояснила суду, что, будучи в должности главного бухгалтера, 20 января 2014 года, составила налоговую декларацию по НДС за 4 квартал 2013 года, распечатала на принтере на бумажный носитель, после чего, якобы передала на изучение и подпись генеральному директору ЗАО «Сахарный комбинат «Курганинский» Кочерыгину В.В. Последний, как пояснила бухгалтер, находясь в помещении ЗАО «Сахарный комбинат «Курганинский», согласовал данную декларацию, заверил оттиском печати ЗАО «Сахарный комбинат «Курганинский», после чего, она через оператора связи ЗАО ПФ СКБ Контур, направила в МИФНС России №18 по Краснодарскому краю декларацию по НДС ЗАО «Сахарный комбинат «Курганинский» от 20.01.2014г. за 4 квартал 2013 года, указав в качестве подписанта указанной декларации Кочерыгина В.В.

Данный факт она также подтвердила после оглашения государственным обвинителем ее свидетельских показаний, данных ею на стадии предварительного расследования.

Однако, как установлено в ходе последующего судебного разбирательства, Кочерыгин В.В., 20.01.2014г., находился в Москве, на амбулаторном лечении, что подтверждается листком нетрудоспособности, выпиской по транзакции расчетного счета, с указанием даты операции - 20.01.2014г., 12 часов 26 минут, по адресу г. Москва, ул. Нахимовский проспект, д. 11, а также сдачей биохимического анализа крови от 20.01.2014г. Гособвинение не выражало обоснованных сомнений в подлинности этих документов. Таким образом, в указанное в обвинительном заключении время, Кочерыгин В.В. не мог находиться в г. Курганинске на территории ЗАО «Сахарный комбинат «Курганинский», изучать там соответствующие документы и подписывать их, в связи с чем, очевиден тот факт, что содержащаяся в обвинительном заключении по делу по обвинению Кочерыгина В.В. информация, в этой части, является надуманной и не соответствует действительности. Следовательно, у Владислава Кочерыгина имеется алиби, которое не опровергнуто следствием!

При таких обстоятельствах, и гособвинителю, и суду, надлежало отнестись к показаниям бухгалтера критически – не поверить ей, ибо её показания противоречат фактам, подтверждённым документально. Более того, надлежало организовать проверку, по результатам которой даётся правовая оценка показаниям, на предмет наличия в действиях свидетеля признаков состава преступления. Но этого следствием сделано не было. Наверно потому, что для следствия бухгалтер была удобным свидетелем обвинения. Иначе совсем не понятно, почему она не была привлечена к ответственности за внесение недостоверных сведений в ту самую декларацию? Вот как об этом факте рассказывает сам следственный орган: «…20.01.2014 П……Е.Н., являясь главным бухгалтером ЗАО «Сахарный комбинат «Курганинский», действуя согласно своих должностных инструкций, будучи неосведомленной о преступных намерениях Каретникова Л.М., Кочерыгина В.В., Павлюка В.В., а также Иванова А.И., подготовила декларацию по НДС ЗАО «Сахарный комбинат «Курганинский» за 4 квартал 2013 года, в которую внесла заведомо ложные для вышеуказанных лиц сведения, ……. после чего, предоставила указанную декларацию на подпись Кочерыгину В.В.».

Каким образом следствие достоверно установило неосведомлённость и непричастность к преступной деятельности бухгалтера, внёсшего недостоверные данные в основной документ, с помощью которого кто-то хотел похитить у государства бюджетные средства?

Кроме того, как впоследствии установлено в ходе судебного разбирательства, в указанное в обвинительном заключении заявление от 04.12.2013г. от имени Владислава Кочерыгина об изготовлении сертификата электронной цифровой подписи и копия Приложения №2 к договору № 15580123/11, были подписаны не им, а другим лицом, с подражанием какой-то его личной подписи по памяти. Данный факт подтверждается приобщенным к материалам дела заключением специалиста от 10.08.2020г.

Более того, гендиректор Кочерыгин физически не мог подписать эти документы. Потому, что отсутствовал в этот день в Курганинске, и находился в командировке в Москве. Данный факт подтверждён электронными авиабилетами от 03.12.2013г. и перепиской с руководством холдинга о необходимости его участия в совещании.


Договор с поддельными подписями

Но для следствия это не имеет значения. Дальше – больше!

В обвинительном заключении по уголовному делу указаны следующие 3 «факта», ставшие основанием для вынесения обвинительного приговора:

«…в августе 2013 года, точное время следствием не установлено, но не позднее 12.08.2013, Каретников Л.М., действуя согласно заранее разработанного преступного плана, находясь в офисе ООО «Торговый Дом «РСК» по адресу: Московская область, г. Королев, ул. Циолковского, д. 27, помещение 11, при неустановленных следствием обстоятельствах организовал изготовление 2-х экземпляров проекта договора поставки №81/607-13 от 12.08.2013….Затем Каретников Л.М., продолжая реализовывать совместный преступный план, находясь в офисе ООО «Торговый Дом «РСК» по адресу: Московская область, г. Королев, ул. Циолковского, д. 27, помещение 11, подписал от своего имени указанные 2 экземпляра проекта договора, после чего, неустановленным следствием способом организовал доставку указанных экземпляров договоров для подписания Кочерыгину В.В. на ЗАО «Сахарный комбинат «Курганинский», расположенный по адресу: Краснодарский край, Курганинский район, г. Курганинск, ул. Заводская, дом №1…..».

«….В сентябре 2013 года, в точно неустановленное следствием время, но не позднее 18.09.2013, действуя согласно заранее разработанного преступного плана, находясь в офисе ООО «Торговый Дом «РСК» по адресу: Московская область, г. Королев, ул. Циолковского, д. 27, помещение 11, при неустановленных следствием обстоятельствах, организовал изготовление 2-х экземпляров проекта договора поставки корнеплодов сахарной свеклы от 18.09.2013 № 103/607-13 на условиях предоплаты, который должен был быть заключён между ООО «Маяк Революции», далее именуемый «Поставщик», в лице генерального директора Очкаласова С.В., действовавшего на основании Устава, с одной стороны, и ООО «Торговый Дом «РСК», далее именуемый «Покупатель», в лице генерального директора Каретникова Л.М., действовавшего на основании Устава, с другой стороны…».

«…Кочерыгин В.В., в августе 2013 года, точное время следствием не установлено, но не позднее 12.08.2013, находясь в помещении своего кабинета, расположенного на ЗАО «Сахарный комбинат «Курганинский», по адресу: Краснодарский край, Курганинский район, г. Курганинск, ул. Заводская, дом №1, действуя с прямым умыслом, из корыстных побуждений, согласно отведенной ему роли в преступлении, подписал 2 экземпляра проекта договора поставки корнеплодов сахарной свеклы №81/607-13 от 12.08.2013, после чего, при неустановленных следствием обстоятельствах, организовал отправку одного экземпляра договора Каретникову Л.М. в офис ООО «Торговый Дом «РСК» по адресу: Московская область, г. Королев, ул. Циолковского, д. 27, помещение 11…».

Однако, как установлено в ходе последующего судебного разбирательства, собственником вышеуказанного нежилого помещения, расположенного на улице Циолковского, дом 27, помещение 11, в городе Королёв, является гражданка Ачкасова В.А., о чем свидетельствует запись о регистрации права 50-50-45/0022011-374 от 13.10.2011 года, и другие представленные суду документы. При этом, из показаний собственника Валентины Ачкасовой следует, что она никогда не предоставляла указанное нежилое помещение ни в пользование, ни в аренду ООО «Торговый Дом «РСК», и более того, даже не знакома с Леонидом Каретниковым. То есть, он не мог находиться в офисе по вышеуказанному адресу и подписывать какие-либо документы, как указано в обвинительном заключении.


заявление Валентины Ачкасовой

Тем более, не мог находиться там и другой участник «преступных действий» - Владислав Кочерыгин. В ходе последующего судебного разбирательства установлено и документально подтверждено его алиби. с 08 августа 2013 года по 21 августа 2013 года он находился за пределами Российской Федерации - в Греции, что подтверждается копией представленных суду электронных авиабилетов и соответствующими отметками погранслужб государств в заграничном паспорте последнего. То есть, заявление следствия о подписании им договора являются выдумкой!


страницы загранпаспорта Владислава Кочерыгина

Ну, и самое главное обстоятельство, полностью перечёркивающее фантазии следствия, - это очевидная невозможность для обвиняемых воспользоваться средствами, даже если бы таковые удалось получить от государства на счёт ЗАО «Сахарный комбинат Курганинский».

В агрохолдинге «Разгуляй» генеральные директоры структурных подразделений не имеют доступа к расчетному счету предприятий с 2006 года, причем, ни к наличным, ни к безналичным денежным средствам. В таких крупных холдингах управление денежными средствами производится, исключительно, централизованно, и директор, хоть даже и генеральный, по сути, является исполнителем уже принятых свыше решений.

Кроме того, налоговая декларация для возмещения НДС за 2013 год была подана 20 января 2014 года. Владислав Кочерыгин и Леонид Каретников были уволены с занимаемых должностей 4 и 6 марта 2014 года, соответственно, до появления решения по декларации  - об отказе в возмещении НДС. Оно было  принято налоговой службой только в 20 апреля 2014 года! А само решение, принималось ещё раньше – 24 февраля. Но если верить фантазиям следствия в непременное желание Каретникова и Кочерыгина обогатиться, почему же они уволились по соглашению с работодателем, ещё до принятия решения налоговой, а не попытались реализовать «свой преступный умысел»? Каким же образом они хотели обогатиться? Была ли у них реальная возможность сделать это?  Об этом, ни в обвинительном заключении, ни в решении судов нет ни слова!


решение группы Разгуляй об увольнении Владислава Кочерыгина

Более того, при составлении по делу обвинительного заключения, во внимание не принят и тот юридически значимый факт, что холдинг «Разгуляй» с 2012 года находился в состоянии банкротства, своих денежных средств не имел, и финансировался для операционной деятельности, исключительно, кредитными денежными средствами Внешэкономбанка, как основного собственника контрольного пакета акций. В связи с этим, право распоряжения денежными средствами предприятий группы «Разгуляй», в том числе ООО «Торговый дом РСК» и ЗАО «Сахарный комбинат Курганинский»,  имелось только у казначейства банка.


скриншот трудовой книжки Леонида Каретникова

Таким образом, получается, что распорядиться похищенным у государства НДС могли только в агрохолдинге «Разгуляй» или в ВЭБе. Так зачем же тогда было мошенничать, если воспользоваться результатом у обвиняемых нет никакой возможности? При таких обстоятельствах, искать организатора и исполнителей попытки незаконного возмещения НДС следователям логично было бы в холдинге или ВЭБе. Возможно, бухгалтер могла вдруг вспомнить, кто же на самом деле подписал декларацию и кто убедил её внести недостоверные сведения? Но следствие выбрало иной путь – отвлечение карающего меча государства на явно негодный объект, - привлекать к ответственности тех, кто имел алиби и не имел реально возможности воспользоваться похищенным.

Почему это произошло, думаю, всем понятно!

Однако, версии, выдвинутые следствием и содержание дефектного  обвинительного заключения, утвержденного прокурором, видимо стали очень убедительным для судьи  Курганинского районного суда Сергея Коробкина, вынесшего 1 сентября 2018 года в отношении всех подсудимых обвинительный приговор по части 1 статьи 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями), с применением части 3 статьи 30 – покушение на совершение преступления.

Приговор был обжалован подсудимыми и государственным обвинителем и в декабре 2018 года отменён Краснодарским краевым судом. Уголовное дело направлено в Курганинский районный суд Краснодарского края для рассмотрения в ином составе суда.

В феврале 2019 года, Курганинский районный суд вынес Постановление о возврате дела прокурору для устранения недостатков, допущенных предварительным следствием, которые препятствуют рассмотрению уголовного дела судом. Но недостатки, по всей видимости, устранены не были! Не смотря на это, в октябре 2019 года, Краснодарский краевой суд отменил Постановление о возврате дела прокурору, и направил уголовное дело для рассмотрения в Курганинский районный суд, но в ином составе суда.

В марте 2021 года, приговором судьи Курганинского районного суда Краснодарского края Константина Распопова, все четверо обвиняемых признаны виновными по части 4 статьи  159 УК РФ, со ссылкой на часть 3 статьи 30 – покушение на совершение преступления,  с назначением наказания – каждому по 2 года лишения свободы без ограничения свободы (условно). Выводы суда, изложенные в нем, как и в прежнем приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и не подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами. Также не учтено наличие алиби у основных обвиняемых.

Осужденные продолжают добиваться справедливости, и вновь обжаловали приговор. Четвёртый кассационный суд общей юрисдикции рассмотрит их кассационные жалобы на этой неделе. Хотелось бы надеяться на профессиональность судебного состава. Может, наконец-то, всем выдумкам следствия будет дана надлежащая правовая оценка. А если нет, то точку в этом деле, в рамках национального судопроизводства, должен будет поставить Верховный суд России. Неужели и там согласятся с такими фантастическими выводами следствия и не будут вникать в фактические обстоятельства и содержание документов? Ну, а если и там справедливость не будет достигнута, то осужденные вправе обратиться за защитой нарушенных прав в Европейский суд по правам человека. Только нужен ли нашему обществу и государству очередной акт международного правового позора? Неужели наше правосудие не в состоянии само поправить откровенно дефектный судебный акт?

поделиться в социальных сетях
-

                                  

Я.zen